Sovera Grey
Once you've ruled out the impossible, whatever remains, however improbable, must be true.
I was so
alone…


And I owe you
so much.



But, please,



there’s just
one more thing,



one more
thing, one more miracle,



Sherlock for
me, don’t be…



dead.



Would you do
that just for me?



Just stop it.



Stop this.







Каждый день я повторял себе те слова.
Каждый день я убеждал себя в том, что он жив, что всё это просто его очередной
трюк. Что если не сегодня, то завтра уж точно он появится в дверях нашей
квартиры и как ни в чём не бывало, окинет меня своим ничего не выражающим
взглядом и позовёт за собой для расследования очередного дела. Но этого не
происходило. Месяц за месяцем я всё ещё ждал, но надежда потихоньку угасала.
Мою голову посещали самые невероятные развития событий: и что он уехал в другую
страну, чтобы не вызвать подозрений; и что он преспокойно живёт у Майкрофта и
просто ждёт подходящего момента, чтобы всё мне рассказать; и что его поймали
террористы и держат в плену; и что шпионы Мориарти следят за мной и он таким
образом спасает мне жизнь; и даже, что ему просто нужно время побыть одному. Но
ни разу меня не посещала мысль о том, что он действительно мёртв. Ни разу до
сегодняшнего дня. Три месяца. Три месяца тишины. Невыносимо. За это время я
пересмотрел многие свои приоритеты, и у меня было достаточно времени, чтобы
полностью разобраться в себе. Много дней просто просидев на кровати в его комнате,
я вспоминал всё, что мы пережили вместе с ним. Три месяца прошло, но его запах
и ощущение его присутствия до сих пор сохранилось. Порой я забывался и даже
звал его по имени, будто он сидит в гостиной за столом и в очередной раз проверяет
почту на моем ноутбуке. Пару раз Майкрофт и Миссис Хадсон пытались уговорить
меня, что пора разобрать его вещи и кое-что даже выкинуть, но я просил дать ещё
немного времени. Не мне. Ему. Майкрофт снисходительно относился к моим
просьбам. Он будто жалел меня, от чего становилось особенно противно. А вчера я
услышал, как он говорил Миссис Хадсон, что его умиляет моё глубокое и твёрдое
отрицание смерти Шерлока. Хотелось подойти и дать ему в морду, чтобы никогда
больше не говорил такое вслух, но я сдержался. Нет, представьте себе: выкинуть
вещи Шерлока! Майкрофт видимо совершенно выжил из ума, если думал, что я вообще
когда-нибудь позволю ему это сделать.



Спустя первые две недели Майкрофт перестал
мне звонить. Я только получал от него сообщения, типа «я позже заеду» и «предупреди
миссис Хадсон, что я приеду», которые меня бесили, потому что я каждый раз
подбегал к телефону с надеждой, что Шерлок решил хотя бы написать мне.



Я не мог больше этого всего выносить. Сегодня
мне показалось, ещё два дня и я всё это прекращу, так как шальная мысль про его
всё-таки реальную смерть начала сводить меня с ума. Я решил написать на его
телефон сообщение, и плевать, что оно никогда не будет доставлено.



«Шерлок. Ты
болван, если считаешь, что я во всё это поверил.»



Стёр это и
начал писать снова.



«Шерлок, мне
кажется, ты уже перегнул палку. Прекрати это.»



Стёр и это.



«Шерлок, »



Мои пальцы
замерли и одинокая слеза капнула на экран телефона.



«Шерлок,
просто вернись. Прошу.»



Я нажал
кнопку отправить и отбросил телефон подальше от себя. Я знал, что ответа
никогда не придёт. Я знал, что сообщение не дойдёт до адресата. Но я продолжал
верить в чудо, хотя оно было очень горькое на вкус. Я достал виски, бутылка
которых стала уже привычном предметом на каминной полке, и налив их себе в
стакан, отпил, откинулся в кресле и закрыл глаза. «Не знаю, на что я ещё
надеюсь, Шерлок», - опять заговорил с ним я, - «Просто я не могу во всё это
поверить, хотя, кажется, уже и близок к этому. Жаль, что тебя рядом нет, а то
ты бы обязательно колко прокомментировал бы это».



Видимо, я задремал, потому что когда
открыл глаза, за окном было уже совсем темно. Я окликнул миссис Хадсон, но
ответа не последовало. Значит один. Совсем один. Боже как я устал жаловаться
самому себе. Меня уже от себя тошнит, а значит, через пару дней я съеду сам от
себя. Грустно улыбнувшись этой чепухе, я подошёл к окну и уставился на дом
напротив. Внезапно мой телефон издал звук сообщения, и я резко повернулся в его
сторону: экран светился. Моё сердце бешено заколотилось – вдруг от него. Вдруг
это от Шерлока. Я боялся взять телефон и увидеть, что это от него и точно так
же боялся увидеть, что это от кого-нибудь другого. Где-то минуту я играл со
своим телефоном в «гляделки», но всё же решился посмотреть. Волнение, внутри
всё тряслось от неизвестности, сердце колотилось, а дыхание стало прерывистым.
Нажать всего одну кнопку. Всего одну. Ну же! Итак?



«Джон, я
оставила тебе ужин на столе. Не хотела тебя будить. Буду завтра».



Миссис
Хадсон. Это только миссис Хадсон. Мне захотелось заплакать от обиды, но всё же
совладев с собой, я просто положил телефон обратно на стол. Я немного
успокоился, и на душе стало как-то тихо. Последнее время у меня это бывает перед
тем, как я «в хлам» напьюсь и опять засну в комнате Шерлока, но это те
драгоценные пять минут душевной тишины, когда я ни о чём не думаю. Телефон
вновь пискнул. «Наверно что-то опять забыла на плите» - подумал я. Открыв
сообщение, я не узнал номера, и там было написано всего одно слово «Обернись».
Я застыл на месте. Я боялся повернуться. Я не знал, что меня ждёт за моей
спиной. Я действительно боялся. Но вдруг, я услышал, как кто-то сделал шаг
ближе ко мне. Плевать на всё, если это грабитель, то тем лучше! Я резко
развернулся и увидел его. Абсолютно такого же, как я видел его в последний раз.
Кудрявый брюнет в пальто и синем шарфе. Только лицо и взгляд другие, или я просто
уже не помню. И вдруг до меня дошло то, в чём я всё это время боялся себе
признаться: он вовсе не друг мне. Он нечто большее для меня, без чего моя жизнь
попросту лишилась смысла и только сейчас вновь обрела его. Шерлок открывал и
закрывал рот, будто пытаясь что-то сказать, но не находя нужных слов или просто
не зная, как вообще можно сказать всё двумя словами, он просто ловил воздух
ртом. Я чувствовал, как мои тревоги уходят, сменяясь банальным гневом, но тут я
увидел его глаза: внезапный блеск и прокатившаяся по щеке слеза. Я видел, как
трудно давались ему слова, но я хотел услышать его голос, чтобы поверить, что
это именно он.



- Джон, я…



Он тяжело
вздохнул, окинув комнату глазами, а после вернув взгляд на меня.



- Шерлок,
поговорим завтра. Ты не способен сейчас говорить, а я не способен воспринимать
твою речь. Просто кивни: ты вернулся?



Шерлок
кивнул, а глаза говорили «Прости». Я знал, что сейчас он этого не скажет вслух.
Может если только завтра. Я пошёл к камину за его сигаретами, которые не
покидали своего места под черепом на протяжении всего времени, пока его не
было. Развернувшись, я увидел Шерлока на расстоянии не больше фута от себя. Как
тихо он ко мне подошёл. Я не успел ничего сказать, как мои губы настиг нежный и
мокрый от слёз поцелуй. Его поцелуй. Сигареты упали на пол, а я прижал его к
себе так крепко, как только смог. Я чувствовал его дыхание, биение его сердца,
даже как кровь пульсировала в его руке, которую я сжал, видимо слишком крепко.
Он ответил на объятия, положив подбородок мне на плечо, а рукой прижимая меня к
себе. Я почувствовал запах его волос и ненавязчивого одеколона, и прошептал ему
на ухо:



- Спасибо. А
то я чуть не разуверился в тебе.